Мой маленький Троцкий. Пьеса

Понедельник, 17 марта 2014 04:00
Оцените материал
(0 голосов)
Автор  Сергей Лысенко

Trotskiy 

Действующие лица
А н д р е Б р е т о н
Л е в Т р о ц к и й, М а л е н ь к и й п р и н ц
Ф р и д а К а л о
Д и е г о Р и в е р а, Б о л ь ш о й п р и н ц
Р а м о н М е р к а д е р
А н т у а н д е С е н т - Э к з ю п е р и

Действие первое
МЕКСИКА

На дворе тридцатые, за окном комнаты — жара. Бретон лежит
на диване, раскинув руки по сторонам. Троцкий сидит у изголовья.
Б р е т о н: Сон швырнул меня на астероид. Я упал на клумбу
и сломал розу, прекрасную, как закат. Ей не помогли шипы. Ког-
да я поднялся, в уши ворвался плач. Это был Маленький принц…
Да что рассказывать! Я лучше покажу. Представим, что я Андре
Бретон, а вы — Маленький принц.

Т р о ц к и й: Я Троцкий!
Б р е т о н: А по-моему, вы…
Т р о ц к и й: Продолжайте.
Б р е т о н: Вы маленький.
Троцкий встает на цыпочки.
Т р о ц к и й: Вы тоже не великан.
Б р е т о н: Пеликан.
Т р о ц к и й: От такого слышу!
Бретон поднимается с дивана и принимает боксерскую стойку.
Т р о ц к и й: Опасайтесь меня. Я создал Красную армию!
Б р е т о н: Из чего?
Т р о ц к и й: Вестимо, из рабочих и крестьян.
Б р е т о н: Каким они были цветом?
Троцкий задумывается.
Т р о ц к и й: Они были грязные.
Б р е т о н: Суп с котом.
Т р о ц к и й: Спрашиваете, что потом?
Б р е т о н: Именно. Откуда же взялся красный?
Т р о ц к и й: У нас было много врагов. Россия — больше, чем вы
себе представляете.
Б р е т о н: Значит, вы маленький. По сравнению с Россией.
Троцкий согласно кивает.
Б р е т о н: Вот я и предлагаю побыть Маленьким принцем.
Вы же не хотите играть Бретона?
Т р о ц к и й: Мне не снятся такие сны.
Б р е т о н: Вам снятся одни кошмары.
Т р о ц к и й: Почему вы решили?
Б р е т о н: Вы кричите по ночам.
Т р о ц к и й: А может, это Красная армия идет в атаку?
Б р е т о н: Вам виднее. Красная армия никогда не доходила
до нас.
Т р о ц к и й: У вас все впереди!
Б р е т о н: Вообще сейчас мы в Мексике.
Троцкий подходит к окну и отодвигает занавеску.
Т р о ц к и й: Мексика — отсталая страна. Она еще только отво-
евывает свою независимость.
Б р е т о н: Сюда бы грязную армию…
Т р о ц к и й: Красную!
Б р е т о н: Все будет зависеть от врагов.
Троцкий отходит от окна и направляется к Бретону, который
стоит посреди комнаты.
Б р е т о н: Итак, вы Маленький принц. Вон там ваш огород, где
вы выпалываете баобабы.
Бретон показывает в глубь сцены.
Т р о ц к и й: Баобабы?

Б р е т о н: Именно. Зачем они вам в комнате?
Троцкий пожимает плечами и идет туда, куда показал Бретон.
Он берет невидимую тяпку и принимается за работу. Через ка-
кое-то время устает и поднимает голову.
Б р е т о н: Быстрее, Троцкий. Вам нужно успеть прочистить
вулканы.
Т р о ц к и й: Какие еще вулканы?
Б р е т о н: Маленькие. На астероиде Маленького принца все
маленькое.
Троцкий пропалывает во второй раз воображаемую грядку.
Б р е т о н: Тем временем я, Андре Бретон, медленно падаю вниз.
Хорошо, что во сне я могу позволить себе любую скорость.
Т р о ц к и й: И впрямь хорошо…
Б р е т о н: Занимайтесь делом!
Бретон смотрит вверх, постепенно опускает взгляд себе под ноги,
потом картинно падает на пол.
Б р е т о н: Надо же так грохнуться! Что это?
Бретон достает из-под себя розу.
Т р о ц к и й: Роза. Красная, как моя армия.
Б р е т о н: Она ваша, но я сломал ее.
Т р о ц к и й: Сомневаюсь. В этой комнате не было ни одного
цветка.
Б р е т о н: А на астероиде?
Т р о ц к и й: Только баобабы. И несколько вулканов.
Б р е т о н: Вы маленький, снизу все не рассмотришь.
Троцкий встает на цыпочки.
Т р о ц к и й: Мы почти одинакового роста!
Б р е т о н: Только я — Бретон!
Т р о ц к и й: И что мне, плакать от счастья?
Б р е т о н: Плачьте, Троцкий. Секунду назад я сломал вашу
розу. Вы любили ее.
Троцкий неумело плачет.
Б р е т о н: Но вы плачете не из-за цветка.
Т р о ц к и й: Разумеется!
Б р е т о н: Вы признали во мне отца. Которого давно потеряли
в открытом космосе.
Троцкий подыгрывает.
Т р о ц к и й: Папа! Папа Карло!
Бретон подходит к Троцкому и обнимает его.
Б р е т о н: Сынок. Я был плохим отцом, но теперь мы зажи-
вем вместе. Пока же ты вправе обзывать меня не только Карлом,
но и Анатолем Францем.
Т р о ц к и й: Между прочим, я читал его.
Б р е т о н: Анатоля или Франца?
Т р о ц к и й: Последнего старика французской литературы.

Б р е т о н: Трупа?
Т р о ц к и й: Вам он не нравится?
Б р е т о н: Как и ваш Достоевский.
Т р о ц к и й: Почему же?
Б р е т о н: Не хотел бы я жить в его мире.
Слышится топот.
Т р о ц к и й: Тихо!
Б р е т о н: Вас снова пришли убивать?
Т р о ц к и й: Все может быть.
Троцкий и Бретон ищут место, где спрятаться.
В комнату вбегают Фрида Кало и Диего Ривера, одетые в сва-
дебную одежду. Они фехтуют кисточками, разукрашивая лица друг
другу.
Ф р и д а: Нарисуй барашка!
Р и в е р а: Сама нарисуй!
Они хохочут и выбегают вон.
Т р о ц к и й: Словно дети!
Б р е т о н: Как будто вы взрослый.
Т р о ц к и й: Постарше вас буду!
Б р е т о н: Не переигрывайте, Троцкий.
Бретон поднимает сломанную розу.
Т р о ц к и й: Зачем ты сломал мою розу, папа?
Б р е т о н: Я знаю много приемов.
Т р о ц к и й: Тебя научили на войне?
Б р е т о н: Я лечил там людей, на которых отрабатывали при-
емы.
Т р о ц к и й: Вот как ты стал мастером восточных едино-
борств…
Б р е т о н: Папа…
Т р о ц к и й: Папа Карло.
Б р е т о н: Еще меня натаскал Аполлинер. Мы встретились
с ним на фронте. Он выписал мне права, и я стал управлять сна-
ми, как автомобилем. Позже их хотел отобрать Дали. Он вел себя
как гаишник и называл себя сюрреализмом. Поэтому мне при-
шлось вытащить боевой ледоруб.
Бретон вытаскивает из-под дивана ледоруб, Троцкий пятится.
Б р е т о н: Ледорубы страшнее огнеметов. Берегите голову, она
одна на всех.
Троцкий отходит все дальше.
Т р о ц к и й: Вас подослал Сталин?
Б р е т о н: Меня подослал Маленький принц.
Троцкий задумывается, Бретон довольно ухмыляется.
Т р о ц к и й: Чем же заканчивается ваш сон?
Б р е т о н: А он уже закончился.
Бретон скалится и засовывает ледоруб под диван.

Т р о ц к и й: Значит, теперь я не Маленький принц.
Б р е т о н: А я не ваш отец! Я Андре Бретон.
Снова слышатся крики и топот ног.
Т р о ц к и й: Эта парочка неугомонна! Вместо того чтобы рисо-
вать барашков…
В комнате гаснет свет. Раздаются автоматные очереди. Потом
тишина.
Г о л о с Б р е т о н а: Нет, это не Фрида Кало. И даже не Диего
Ривера.
Г о л о с Т р о ц к о г о: Двести пуль! Они выстрелили двести
раз.
Включается свет. В комнате все верх дном. Троцкий и Бретон ле-
жат на полу.
Б р е т о н: У меня ноет все тело.
Т р о ц к и й: И у меня!
Троцкий с Бретоном помогают друг другу встать.
Б р е т о н: Вы ранены?
Т р о ц к и й: Не дождетесь. Я тоже кое-чему научился в России.
Я стал настолько твердым духом, что пули отскакивают от меня.
Слышится робкий стук в дверь.
Т р о ц к и й: Войдите.
Бретон прячется за диваном. В комнату входят Фрида и Ривера.
Ф р и д а: Невероятно! Вы целы?
Р и в е р а: Я всегда считал Сикейроса криворуким.
Бретон показывается из-за дивана.
Б р е т о н: По мне, он не так плох. Особенно когда в его руках
нет пистолета.
Т р о ц к и й: Мало кому идет оружие.
Фрида и Ривера кивают.
Ф р и д а: Вам нормально дышится?
Ривера нюхает.
Р и в е р а: Здесь все провонялось порохом.
Ф р и д а: Или серой.
Р и в е р а: На что ты намекаешь?
Троцкий и Бретон принюхиваются в свою очередь.
Т р о ц к и й: Они были как тысяча чертей!
Ф р и д а (Ривере): Ну? Что я тебе говорила?
Б р е т о н: Еще немного — и я задохнусь насмерть. Мы словно
попали в роман Достоевского.
Бретон идет к двери. Троцкий вопросительно смотрит на Риверу.
Р и в е р а: Да, вам стоит прогуляться.
Троцкий послушно кивает. Вместе с Бретоном они выходят
из комнаты.
Р и в е р а: Наконец-то мы одни.

Фрида забирается на диван и радостно болтает ногами. Ривера
медленно приближается к ней.
Ф р и д а: Такое впечатление, что уехали родители!
Р и в е р а: И теперь можно вытворять что угодно!
Ф р и д а: Никто не поставит тебя в угол.
Р и в е р а: И не даст подзатыльник.
Ф р и д а: Иди ко мне!
Ривера запрыгивает на диван, приваливая собой Фриду.
Ф р и д а: Ты мой Большой принц, а я принцесса на горошине.
Р и в е р а: Девочка на шаре?
Ф р и д а: Сам ты Пикассо!
Р и в е р а: Нет, ты Пикассо!
Ф р и д а: Ты!
Р и в е р а: Нет! Сама!
Фрида чмокает Риверу в щеку и отворачивается. Ривера в ответ
пытается поймать ее губы своими губами. Фрида вырывается и сме-
ется.
Ф р и д а: Ты слишком большой, чтобы меня поймать!
Ривера, подыгрывая, неуклюже и безуспешно ловит Фриду в ком-
нате.
Р и в е р а: Если бы у меня была удочка.
Ф р и д а: Или сачок.
Р и в е р а: Ты моя крылатая рыбка!
Ф р и д а: Тогда тебе к Бретону!
Фрида и Ривера падают на диван, где начинают кувыркаться.
Р и в е р а: Ну и как тебе этот Бретон?
Ф р и д а: Он написал манифест.
Р и в е р а: Маслом?
Ф р и д а: Вилами по воде!
Ривера поднимается и выключает свет в комнате.
Р и в е р а: В темноте все равны.
Ф р и д а: А я сразу засыпаю.
Р и в е р а: Я тебе не позволю.
Ф р и д а: Сначала найди меня!
Ривера налетает на стул. С грохотом переворачивает его.
Р и в е р а: Дерьмо собачье!
Ф р и д а: Но здесь был только Троцкий.
Фрида хохочет.
Ф р и д а: Найди! Найди меня!
Р и в е р а: Ну все, ты допрыгалась.
Ривера бегает по темной комнате, тяжело топая ногами.
Р и в е р а: А ты хорошо знаешь эту комнату!
Ф р и д а: На что ты намекаешь?
Р и в е р а: Что ты бываешь тут.
Ф р и д а: Конечно, ведь это наш дом.

Р и в е р а: Ты бываешь тут чаще меня.
Фрида включает свет.
Ф р и д а: Роман с Троцким в прошлом.
Р и в е р а: Хочется верить.
Ф р и д а: Я знаю, чего ты хочешь.
Фрида вешается на шею Ривере.
Р и в е р а: Слышал, что ты называла его Маленьким принцем.
Ф р и д а: Нет, так его называет Бретон.
Ривера задумчиво садится на диван.
Ф р и д а: Теперь Бретон засыпает на руках Троцкого.
Р и в е р а: Ему больше негде спать?
Ф р и д а: Сны в Мексике нежны, как чайот.
Р и в е р а: Он приехал сюда ради снов?
Ф р и д а: Да, они важны для него.
Ривера поднимается, Фрида тоже.
Р и в е р а: Бретон говорил, что собирается спасти Троцкому
жизнь.
Ф р и д а: Спрячет его во сне?
Р и в е р а: Точно. Будто мысль.
Ф р и д а: Если это будет мысль о Троцком.
Р и в е р а: Все твои мысли о нем!
Фрида обиженно отворачивается от Риверы.
Р и в е р а: А о ком еще?
Ф р и д а: Например, о Сталине.
Р и в е р а: Я тоже думаю о нем.
Ф р и д а: Вот видишь.
Р и в е р а: Но не чаще, чем о барашке.
Фрида вопросительно смотрит на Риверу.
Ф р и д а: Почему Сталин не любит Троцкого?
Р и в е р а: Это непросто объяснить.
Ф р и д а: Попробуй.
Р и в е р а: Ладно. Допустим, я Сталин. А ты — Троцкий. Ты
знаешь его, поэтому тебе будет просто.
Ф р и д а: Хорошо.
Р и в е р а: Мы с тобой где-то в России. Сидим в такой штуке
со звездами… Она называется Кремль.
Ф р и д а: Кремль похож на диван?
Р и в е р а: Из его окон видна Красная площадь.
Ф р и д а: Троцкий говорил, что эта площадь небольшая.
Р и в е р а: Значит, наш диван подходит. Значит, это Кремль.
Фрида садится на диван.
Ф р и д а: Мы живем здесь с тобой, Сталин?
Р и в е р а: Похоже на то. Еще внизу, в Мавзолее, покоится Ле-
нин. Он любил Троцкого. А я всегда ревновал.
Ф р и д а: Какую роль играет Ленин?

Р и в е р а: Он умер, хотя народ любил его. Дальше в любовной
очереди стоял ты, но я захватил всеобщую любовь.
Ф р и д а: А всегда был посредственностью…
Р и в е р а: Ты недооценил меня.
Ф р и д а: Я не думал, что ты посмеешь узурпировать политичес-
кую власть у рабочего класса.
Р и в е р а: Я еще и не такое могу!
Ф р и д а: Например?
Р и в е р а: Я могу вышвырнуть тебя из Кремля. Тут и так мало
места.
Ривера сталкивает Фриду с дивана.
Р и в е р а: Именем народа я выселяю тебя из Советской страны
в казахскую степь. Оттуда до Мексики рукой подать.
Ф р и д а: А ведь мы могли любить друг друга.
Фрида тоскливо смотрит на Риверу. Ривера вытаскивает
из-под дивана ледоруб.
Р и в е р а: Мое сердце отдано Ленину. Уходи!
Фрида направляется к двери.
Р и в е р а: Если будешь клеветать на меня, я тебя из-под земли
достану!
Ривера угрожает Фриде ледорубом.
В комнату заходят Троцкий и Бретон.
Б р е т о н: Где мы и находимся.
Т р о ц к и й: Очень похоже на правду. Но все куда проще.
Р и в е р а: Гм?
Все вопросительно смотрят на Троцкого.
Т р о ц к и й: Сталин не понимает автописьма.
Б р е т о н: Фу! Он хуже Анатоля Франца.
Т р о ц к и й: Намного.
Все, кроме Троцкого, удивлены.
Ф р и д а: Бретон тоже увлекается автописьмом, но Сталин
не посылает к нему убийц.
Т р о ц к и й: Он не жил в России. В России была революция.
Ф р и д а: Однако он тоже сделал революцию в литературе.
Р и в е р а: Значит, у Сталина не хватает убийц.
Т р о ц к и й: Да, всех не перебьешь.
Фрида, Троцкий и Бретон садятся рядом с Риверой. Тот кладет
ледоруб под диван.
Р и в е р а: От греха подальше.
Бретон зевает и потягивается.
Б р е т о н: Как хочется спать!
Т р о ц к и й: Кхм!
Фрида и Ривера ложатся.
Б р е т о н: Я возьму Троцкого в свой сон и спрячу там. На ас-
тероиде Маленького принца. Где он будет выпалывать баобабы
и чистить вулканы.

Т р о ц к и й: Осталось только заснуть.
Р и в е р а: Я погашу свет.
Ривера идет к выключателю. Свет гаснет. Из темноты доносит-
ся храп и сопение.
После непродолжительной паузы свет опять включается. В ком-
нате молодой человек. Это Рамон Меркадер. Он тихонько приближа-
ется к спящим. Затем достает из-под дивана ледоруб.
М е р к а д е р: А вот и оружие.
Меркадер замахивается. Застывает. Изучает спящих. Их уже
трое, а не четверо.
М е р к а д е р: Но где же Троцкий? Где?

Действие второе
НЬЮ-ЙОРК

Нью-Йорк времен Второй мировой. Квартира в небоскребе. Внизу
шумит улица, ее сипло перекрикивает Билли Холидей. Рамон Мерка-
дер кружится под ритмы блюза вокруг дивана, на котором лежит
человек. В руках Меркадера ледоруб.
М е р к а д е р: Сталин дал мне еще один шанс. Последний.
Меркадер танцует, размахивая ледорубом.
М е р к а д е р: Сталин позвал меня в Кремль. Там везде звез-
ды. Мавзолей, Ленин и другая красота. Рамон, сказал он, весь мир
смеется надо мной. Как можно говорить о победе над Гитлером,
если я не могу убрать Троцкого… Не подведи меня, Рамон, попро-
сил он, а на прощание сделал бутерброд с икрой. Живут же люди.
Человек на диване шевелится и поднимает голову. Это Антуан де
Сент-Экзюпери.
Э к з ю п е р и: Наоборот! Люди умирают, потому что идет война.
М е р к а д е р: На то они и люди.
Э к з ю п е р и: Зря Гитлер напал на Сталина.
М е р к а д е р: У Сталина есть Кремль. Я бы тоже напал на него,
будь таким сильным, как фюрер.
Экзюпери приподымается и смотрит на Меркадера.
Э к з ю п е р и: Мне незнакомо ваше лицо. Кто вы?
М е р к а д е р: Угадайте.
Экзюпери смотрит на ледоруб.
Э к з ю п е р и: Бармен?
М е р к а д е р: Почему вы так подумали?
Экзюпери показывает на ледоруб.
Э к з ю п е р и: Вы добываете лед для виски?
М е р к а д е р: Нет, это для Троцкого.
Э к з ю п е р и: Троцкому не нужен лед. Я видел его во сне. Он
вырастил на астероиде Розу, не похожую на другие цветы. Если су-
дить по шуму, они часто любят друг друга.

М е р к а д е р: Посмотреть бы одним глазком!
Э к з ю п е р и: Не знаю, могу ли я вам доверять.
Меркадер дружески кладет руку на плечо Экзюпери. Затем пря-
чет ледоруб под диваном.
М е р к а д е р: Главное, что я знаю вас. Вы Антуан Мари Жан-
Батист Роже.
Э к з ю п е р и: Для друзей — Тонио.
М е р к а д е р: Я стану вашим другом.
Э к з ю п е р и: Нарисуете барашка?
Меркадер отстраняется.
М е р к а д е р: Что?
Э к з ю п е р и: Вы Пикассо?
М е р к а д е р: Сам ты Пикассо!
Э к з ю п е р и: Нет, я не умею рисовать. Я писатель.
Меркадер садится на диван рядом с Экзюпери.
М е р к а д е р: Что ты пишешь?
Э к з ю п е р и: Историю о Маленьком принце.
М е р к а д е р: О Троцком?
Э к з ю п е р и: Можно и так сказать.
М е р к а д е р (в сторону): Хотел бы я до него добраться.
Экзюпери отодвигается и подозрительно смотрит на Меркадера.
Э к з ю п е р и: А как ты оказался в моей квартире?
М е р к а д е р: Это моя квартира.
Экзюпери испуганно вскакивает и изучает обстановку.
Э к з ю п е р и: Нижайше прошу прощения. Квартиры в Нью-
Йорке так похожи.
М е р к а д е р: Я пошутил.
Меркадер нервно хохочет. Экзюпери присоединяется.
М е р к а д е р: Это квартира Андре Бретона.
Экзюпери хлопает себя по лбу.
Э к з ю п е р и: Ах да! Он пригласил меня, когда мы встретились
во сне.
М е р к а д е р: Он скоро придет.
Э к з ю п е р и (в ужасе): А здесь не убрано!
Экзюпери начинает носиться по комнате. Вытирает пыль рука-
вом.
Э к з ю п е р и: Ты не видел веника или совка?
М е р к а д е р: Зачем? Бретону нравится беспорядок.
Меркадер сбрасывает с дивана покрывало. Роется в карманах, из-
влекает бумажки, рвет и разбрасывает клочья.
Э к з ю п е р и: А ты тоже сюрреалист…
М е р к а д е р: С кем поведешься…
Экзюпери ковыряет носком одну из бумажек.
Э к з ю п е р и (стеснительно): Ну а всё-таки, есть ли смысл
в автописьме?

М е р к а д е р: Смысл в том, что всё выходит автоматически.
Слышатся шаги. В комнату входит Бретон.
Б р е т о н (Меркадеру): Ага, Рамон Иванович Лопес! Человек
с ледорубом.
М е р к а д е р (кланяясь): Здравствуйте!
Э к з ю п е р и: Привет отцу сюрреализма!
Б р е т о н: Автор Маленького принца! Мое почтение.
Путаясь, они жмут руки много раз. После этого втроем садятся
на диван. Бретон обхватывает голову руками.
Б р е т о н: Отвратительная новость: вчера я потерял сон.
Теперь за голову хватается Меркадер.
М е р к а д е р: А как же Троцкий?
Б р е т о н: Ему хорошо и без нас.
М е р к а д е р: А если вдруг станет плохо? Скажем, на астероиде
закончатся чернила. И он не сможет писать книгу о Сталине.
Э к з ю п е р и: Есть еще мои сны…
Б р е т о н: Что ваши сны по сравнению с моими!
Все молчат, понурив головы.
М е р к а д е р: А давайте попробуем найти его. Где вы спали?
Б р е т о н: Здесь.
Бретон стучит кулаком по дивану.
Б р е т о н (куда-то в зрительный зал): А еще там.
Э к з ю п е р и: На балконе?
Б р е т о н: А что? Я часто сплю на других планетах, которые куда
дальше от земли.
М е р к а д е р: Вы смельчак.
Б р е т о н: Просто не боюсь высоты. С тех пор, как вывалился
из коляски.
Э к з ю п е р и: Вы могли уронить сон на улицу. Давайте я поищу
внизу.
Б р е т о н: Валяйте.
Экзюпери быстро выходит из комнаты.
Б р е т о н (Меркадеру): Лишь вам я могу довериться.
М е р к а д е р: Само собой.
Б р е т о н: Этот Экзюпери встречался со Сталиным.
М е р к а д е р: Любовный роман?
Б р е т о н: Думаю, не обошлось без цветов.
Меркадер качает головой.
М е р к а д е р: А на вид такой порядочный молодой человек.
Б р е т о н: Он немолод! Это маскировка.
Меркадер качает головой.
Б р е т о н: Если бы не Троцкий, я никогда бы его не раскусил.
Теперь все стало на свои места. Он пишет роман по указу Сталина.
И на последней странице он убьет Троцкого.
М е р к а д е р: Мы должны ему помешать!

Б р е т о н: Вот почему я наврал ему. Мы бросим Экзюпери
здесь, а сами перенесемся к Троцкому. Ну же, Рамон Иванович,
быстрей! Засыпайте…
Бретон и Меркадер ложатся на диван. Рука Меркадера тянется
к ледорубу.
Тем временем слышится отдаленный топот.
Э к з ю п е р и: Я нашел ваш сон! Нашел!
Свет в комнате гаснет. Через миг включается. Бретон и Мерка-
дер лежат на диване. Экзюпери нет.
М е р к а д е р (приподымаясь): Что-то я не вижу никаких астеро-
идов.
Б р е т о н: Подключите воображение.
Меркадер колет пальцами виски . Качается в трансе. Тем време-
нем на сцену выходит Троцкий с розой в руке. Он садится на пол.
Т р о ц к и й: Всем привет!
Б р е т о н: Иди ко мне, сынок.
Т р о ц к и й: Папа Карло!
Троцкий вприпрыжку подбегает к Бретону, они начинают обни-
маться.
М е р к а д е р: Вы оба как дети.
Б р е т о н: Верно. Мы противники рациональности.
Меркадер сплевывает и тянется к ледорубу. Бретон и Троцкий за-
мечают это движение.
Т р о ц к и й: Папа, ты принес мне «кесо де Чихуахуа»?
Б р е т о н: А ты выполол все баобабы?
Троцкий кивает. Бретон вытаскивает из кармана кусочек мекси-
канского сыра и кладет Троцкому в рот.
Т р о ц к и й (жует): А теперь мы поиграем?
Б р е т о н: Обязательно.
Бретон вопросительно смотрит на Меркадера.
М е р к а д е р (неохотно): Поиграем.
Т р о ц к и й: Итак, я буду Маленьким принцем. Бретон будет
Экзюпери, а Рамон Иванович — его самолетом. Вокруг пустыня.
Бретон и Меркадер смотрят на пустыню.
М е р к а д е р: Мне плохо! Я падаю!
Бретон хлопает его по спине.
Т р о ц к и й: Он сейчас заглохнет.
М е р к а д е р: Всё, уже заглох.
Меркадер падает на пол. Бретон падает рядом.
Т р о ц к и й: Есть кто живой?
Б р е т о н: Есть. Песок мягкий.
Т р о ц к и й: Что с вами случилось?
Б р е т о н: Всему виной Хорст Рипперт, пилот люфтваффе. Он
зашел «Молнии» в хвост и в гриву, поравнялся с нею и приказал
остановиться.

Бретон иллюстрирует свой рассказ жестами.
Т р о ц к и й: Воздух не лучшее место для таких номеров.
Б р е т о н: Я крикнул ему то же самое. Он сразу узнал мой слог,
хотя ветер задувал в уши. Оказывается, Рипперт читал «Маленько-
го принца» перед каждым вылетом.
Т р о ц к и й: Правильно делал.
Б р е т о н: Он предложил мне сдаться по-хорошему. Но перед
этим вынести из кабины все свои вещи.
Т р о ц к и й: Почему же ты отказался?
Б р е т о н: Я не хотел, чтобы рукопись «Большого принца» по-
пала к фашистам. Лучше смерть.
Т р о ц к и й: Рукопись?
Б р е т о н: Я писал ее за штурвалом. Настоящая история Риве-
ры, Фриды и Троцкого, убитого неким Меркадером.
Лежащий на полу Меркадер нервно дергается.
Б р е т о н: Он разрядил в меня маузер. Залез в кабину, увидел
рукопись и засунул себе за пазуху. Потом сбил «Молнию» с ног,
и та шлепнулась в пустыню.
Т р о ц к и й: Хорошо, что я оказался здесь.
Б р е т о н: Толку… Ты маленький.
Т р о ц к и й: Самолеты тоже бывают разными. Однажды в небе
произошло убийство. Я услышал крик и оторвался от чистки вул-
канов. Увидел, как из сопел самолета пошли кровавые струи. Уви-
дел убийцу, который пытался спрятаться в тучах. Тогда самолеты
летали настолько высоко, что казались мушками.
М е р к а д е р: Были времена…
Т р о ц к и й: И вот одна мушка осталась лежать на небе. А дру-
гая присела на тучу. Она решила, что убийство сойдет ей с рук.
Но я взял в руки мухобойку. Размахнулся во весь рост — и при-
хлопнул мушку насмерть.
Б р е т о н: Будет знать, что самолеты убивать нельзя.
Т р о ц к и й: Никого нельзя убивать. Даже Троцкого.
Меркадер поднимает голову. На его лице злоба.
М е р к а д е р: Меня починит кто-нибудь?
Меркадер изображает страдание.
М е р к а д е р: Полечат когда-нибудь?
Бретон склоняется над Меркадером.
Б р е т о н: Что у тебя болит?
М е р к а д е р: Лед… Лед в моем сердце.
Б р е т о н: Сейчас мы попробуем растопить.
М е р к а д е р: Можно ледорубом.
Меркадер показывает на ледоруб, который торчит из-под дивана.
Троцкий кладет розу на пол и идет за ледорубом, но останавлива-
ется на полдороге.
Т р о ц к и й: Я вспомнил историю о ледоколе Ленина.

Б р е т о н: Мне она незнакома.
М е р к а д е р: И мне.
Троцкий возвращается к своей розе.
Т р о ц к и й: Естественно. Вы же французы. Наверно, и лед ви-
дели исключительно в морозилке.
М е р к а д е р: У самолета нет национальности.
Меркадер медленно ползет за ледорубом.
Б р е т о н: Так что у нас с Лениным?
Т р о ц к и й: Владимир Ильич любил забрасывать удочку. Как
толь ко увидит лед — мигом на озеро. Не важно, Ладожское оно
или Онежское. Прибежит на берег — и давай бросать удочку. Бро-
сает и бросает. По сторонам и через бедро. Рыбаки хохочут, а он
всё бросает. Близок был Владимир Ильич к народу.
Меркадер берет в руки ледоруб и садится на диван.
Т р о ц к и й: Но однажды Владимир Ильич попал удочкой в про-
рубь. Удочка — бульк на дно. И нет ее! Где это видано, чтобы удоч-
ки плавали? Рыбаки похохотали и говорят Ильичу, мол, не унывай,
Ильич, выловим твою удочку, когда станет теплее. Когда лед рас-
тает. Но Владимир Ильич не захотел ждать. И построил ледокол.
Собственными руками… Очень уж болело сердце из-за удочки.
Б р е т о н: Как вы могли оставить его одного?
Т р о ц к и й: Я?
Б р е т о н: Где были вы, когда Ленин строил ледокол?
Т р о ц к и й: Я создавал Красную армию!
Б р е т о н: А кажется, что хохотали вместе с рыбаками.
Т р о ц к и й: Я смеюсь только над собой.
Б р е т о н: Что в вас смешного?
Троцкий пожимает плечами.
Т р о ц к и й: У меня свое чувство юмора. Вот иногда я кажусь
себе барашком.
Б р е т о н: Барашком?
М е р к а д е р: Обхохотаться!
Троцкий гладит пальцами лепестки розы.
Т р о ц к и й: Я чувствую, что я кучерявый. И что из меня полу-
чился бы отличный шашлык.
Меркадер и Бретон в ужасе смотрят друг на друга.
Б р е т о н: Во Франции барашком называется нож гильотины.
Меркадер истерически смеется.
Т р о ц к и й: Странный народ французы.
Б р е т о н: Без нас не появился бы сюрреализм!
М е р к а д е р: И без испанцев!
Троцкий вопросительно смотрит на Меркадера.
Б р е т о н: Рамон Иванович имеет в виду себя, Пикассо и Дали.
Т р о ц к и й: Он сам — Пикассо голубого периода и Дали пар-
кинсонского.

Б р е т о н: Боюсь, Рамон Иванович не поймет вашего юмора.
М е р к а д е р: Не поймет.
Меркадер поднимается и, подняв ледоруб, направляется к Троцкому.
Т р о ц к и й: Сядьте! Вы самолет Экзюпери. Вы сломаны.
Б р е т о н: Извинитесь, пока не поздно.
Т р о ц к и й: Не буду. Он даже не сможет нарисовать мне ба-
рашка.
М е р к а д е р: Сейчас я пробью голову этому барашку.
Б р е т о н: Кажется, пора проснуться.
Бретон кричит словно резаный.
Б р е т о н: Рота, паааадъеееееееееем!
Свет становится ярче. Ледоруб падает на пол. Бретон, Троцкий
и Меркадер быстро ложатся на диван. На сцене появляется Экзюпери.
Э к з ю п е р и: Ну вы и сони!
Бретон, Троцкий и Меркадер протирают глаза, потягиваются
и зевают.
Э к з ю п е р и (Бретону): А говорили, что потеряли сон.
Экзюпери поднимает ледоруб и приближается к дивану.
Б р е т о н (Троцкому): Спасайтесь, это убийца!
Т р о ц к и й: Я знаю, кто убийца.
М е р к а д е р: Кто же?
Б р е т о н: Кто?
Э к з ю п е р и: Ну?
Троцкий выхватывает ледоруб из рук остолбеневшего Экзюпери.
Т р о ц к и й: Я!
Экзюпери пятится, Бретон и Меркадер освобождают диван.
Б р е т о н: А на вид такой маленький.
Т р о ц к и й: Потому что вы далеко от меня. Однако скоро я вас
догоню.
Занеся ледоруб над головой, Троцкий бежит к Бретону и Меркаде-
ру. А те бегут к Экзюпери.
Б р е т о н: Главное — раствориться в толпе.
Э к з ю п е р и: Нам нужно создать массовку.
М е р к а д е р: И Троцкий не сможет убить всех.
Троцкий гоняет тройку по комнате.
Т р о ц к и й: Пока что я полон сил!
Погоня продолжается. Через какое-то время Троцкий хватается
за бок, остальные — устало падают на диван.
Б р е т о н: Хорошо, что у Троцкого заболело в боку. А не у вас,
Тонио. Или у Рамона Ивановича.
Троцкий сгибается пополам. Он жадно хватает ртом воздух.
Тем временем в дверь стучат.
Б р е т о н: А может, это полиция? Войдите!
В комнату заходят Фрида Кало и Диего Ривера с чемоданами. Они
в сомбреро.

Р и в е р а: Мы приехали в гости, несмотря на болезнь Фриды.
Ф р и д а: И на лишний вес Диего.
Фрида и Ривера ставят чемоданы, открывают и роются в них.
Ф р и д а: Мы наконец нарисовали барашка.
Р и в е р а: Как и просил Маленький принц.
Разворачивая огромный рисунок, Фрида и Ривера смотрят на Троц-
кого. Троцкий разгибается.
Т р о ц к и й: Но это же ящик!
Все смотрят на рисунок. Там нарисован ящик.
Э к з ю п е р и: Барашек может сидеть внутри.
Б р е т о н: Внутри может сидеть даже Сталин!
М е р к а д е р: И самолет!
Т р о ц к и й: Да там поместится целый мир.
Фрида и Ривера прорезают в рисунке дыру.
Б р е т о н: Ящик открылся!
Т р о ц к и й: Теперь мы и узнаем, есть ли там барашек.
Троцкий лезет в дыру. Следом за ним устремляются Бретон, Эк-
зюпери и Меркадер.
На сцене остаются Фрида и Ривера, они продолжают держать
рисунок.
Р и в е р а: Представим, что я Сталин, а ты Троцкий.
Ф р и д а: Нет, ты Пикассо!
Р и в е р а: Сама!
Ф р и д а: Нет!
Они сворачивают рисунок и уходят.

ЗАНАВЕС

 

Последнее изменение Воскресенье, 10 января 2016 17:07

Комментарии   

Салют из Кишинева
0 #1 Салют из Кишинева 28.04.2016 16:26
Друзья, благодарчик за работу. Находил что-то вроде вашего на российско-молдавском новостном портальчике novostimd.ru Гляньте в свободное время, Вдруг будет интересным
Цитировать

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Cyan Green Orange

Body

Background Color
Text Color

Background

Patterns for Layout Style: Boxed
Layout Style
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family