Маленькая мама. Рассказ Екатерины Яковлевой

Понедельник, 09 мая 2016 22:17
Оцените материал
(2 голосов)
Автор  Екатерина Яковлева

 malenkaya-mama

"Никогда, никогда не буду больше с ней дружить! Вот придет мамка, спросит что-нибудь, а ей – ни словечка. И ты тоже, Бася, тоже не дружи с ней", – говорила Маша, сидя на кухонном полу, всхлипывая и растирая слезы по круглому личику. Короткие каштановые косички подпрыгивали на ее плечах, а большой дымчатый кот, широко распахнув совиные желтые глаза, внимательно наблюдал за ними. Он сердито махал хвостом, прижимал уши к голове, и его молчаливая поддержка постепенно успокоила девочку. Наплакавшись вдоволь и натерев нос до пунцового цвета, Маша неожиданно ощутила сильное чувство голода, поднявшись с пола, подошла к холодильнику.

"Есть хочешь, Бася?" – спросила она, и кот, громко мурлыча, по своему обычаю, начал кружить у ног маленькой хозяйки, легонько бодаясь и перебирая от нетерпения лапами. Маша открыла холодильник, внутри стояла только одинокая кастрюлька с макаронами. Машина мама раньше очень любила готовить и часто баловала семью разными вкусностями, но с тех пор, как папа ушел, всё поменялось. Маша так и не поняла, почему он ушел, что случилось с ним. Когда Маша однажды спросила об этом маму, мама промолчала, а бабушка почему-то сделала страшные глаза и так на Машу шикнула, что девочка поняла: спрашивать про папу нельзя. Но этот вопрос все рано продолжал жить в ее голове и мешал думать о чем-нибудь еще. И хотя Маше очень недоставало отца, еще больше она скучала по той, прежней маме. Ведь мама была совсем другой, и Машеньку всегда баловала. Тетя Тася, мамина подруга, часто говорила:

–  Ну вот зачем, зачем ты ее так балуешь? Совсем испортишь ребенка.

– Как же я ее испорчу, интересно?

– Да ведь если ребенку все позволять, он потом на голову сядет и ножки свесит!

– А на что же мне, по-твоему, голова дана? - смеясь, спрашивала мама.

И Маше было смешно, она представляла, как мама идет по улице, а на голове у нее вместо шапки сидит Маша и ногами болтает.

А еще у них с мамой был тайный знак. По утрам они ездили на автобусе в детский сад. Сонная Маша рассматривала то хмурые лица пассажиров, то расплывающиеся по оконным стеклам дождевые подтеки. И тогда мама брала в свою руку Машину ладошку и легонько тянула за мизинец. Это означало: "Я тебя люблю". И Маша тянула в ответ мамин мизинец. Они переглядывались, улыбаясь друг другу, а автобус, простуженно кашлял, вздрагивал всем телом, спотыкаясь на "лежачем полицейском", и продолжал свой бег уже легче и радостнее.

А недавно Маша проснулась ночью и услышала, что мама плачет. Тихонько так плачет, отвернувшись к стене, почти беззвучно. Девочке стало жутко от ее прерывистого дыхания, и от этого тихого плача, который вырывался будто помимо маминой воли, и еще почему-то страшно: вдруг мама заметит, что дочка не спит. И Маша зажмурилась крепко-крепко и лежала, прислушиваясь, боясь пошевелиться.

Наступило утро выходного дня. Мама, как обычно, поставила перед Машей на стол тарелку с кашей. Мамины глаза глядели темно, и Маше казалось, что она в чем-то провинилась, что мама сердится на нее. Мама засобиралась куда-то, а Маша не понимала, почему она уходит, ведь сегодня суббота. Маша путалась у нее под ногами, приставая с вопросами. И мама накричала и даже замахнулась на дочку и выругала так обидно: "тварь". А Маша не поняла, что это значит. Однажды Маша слышала, как бабушка говорила про погибшую курицу, на которую случайно упал ящик с дедушкиными инструментами:

– Жалко, всё таки Божья тварь.

– А что такое "тварь", – спросила Маша.

– Ну, значит, Божье творение, Бог, значит, создал её, – объяснила бабушка.

Сейчас девочка вспомнила эти слова и подумала, что получается, что она, Маша, действительно мамина тварь. Вот только, видимо, мама, этому больше совсем не рада.

Вспоминая события этого злосчастного утра, Маша тяжело вздохнула, села на краешек стола, и пока Бася уплетал холодные, слипшиеся в комок макароны, обвела взглядом кухню. И вдруг заметила девочка, какое всё вокруг стало серенькое, скучное. И как она не замечала этого раньше? Или это совсем недавно случилось? Вот стоит серый стул, серый стол, на столе – утюг с потемневшим брюхом. Рама оконная тоже серая, и фиалка в горшке покрыта серой пылью. Кажется, что все вещи в доме потеряли свой цвет, словно выгорели на солнце, как та Машина бейсболка, которая была солнечно-желтой, а к концу лета стала почти белой как мука. Страшная догадка пришла Маше в голову. Что, если и правда, все краски сбежали из их дома, как посуда в сказке убежала от грязнули Федоры? Может, и мама оттого такая грустная стала теперь? Ведь и у самой мамы лицо стало совсем бледным, и глаза уже не такие, ярко-голубые, как раньше! Но почему сбежали краски, в чем тут секрет? Маша не понимала. В растерянности она слезла со стола и пошла в комнату. На глаза ей попался мамин домашний халатик. Мама с утра так торопилась, что бросила его прямо в кресло. На халатике были изображены цветы на тонких прозрачных стеблях с бесцветными серединками и лепестками. В эту самую минуту Маша поняла, что ей нельзя сидеть сложа руки. Рядом лежала мамина косметичка, и девочка отыскала в ней лак для ногтей – ярко-розовый, с блёстками. Вскоре комнату наполнил ацетоновый запах, такой едкий и удушливый, что Бася зафыркал и трусливо убежал под кровать. Маша склонилась над расстеленным на полу халатом и, старательно сопя, самозабвенно водила кисточкой по цветочным лепесткам. И, словно по мановению волшебной палочки, цветы преображались, становились по-летнему яркими, веселыми. "Ну вот, теперь хорошо, только высушить надо", – подумала маша, довольно разглядывая  свои труды и развешивая "холст" на спинке стула. "Вот мама обрадуется!" Девочка представила, как мама удивится, охнет радостно, обнимет ее, очень сильно обнимет, и они пойдут на кухню пить чай. И, может даже мама принесет с собой пирожные – те самые любимые Машины пирожные, которые сверху покрыты разноцветным ягодным желе.

Маша подошла к окну и приоткрыла его. Холодный осенний ветер, наполненный колючей моросью, тут же проник в комнату, раздул серую штору. "Надо бы и шторы покрасить, но завтра", – подумала Маша. Девочка залезла на подоконник и увидела внизу тёмный от дождя асфальт, покрытый прилипшей к нему листвой, поржавевшей от сырости. А потом Маша увидела маму. Она неожиданно появилась из самой дальней арки и торопливо шла, придерживая одной рукой платок на голове, раздуваемый ветром. Она казалась нарисованной простым карандашом на большом листе жёлтой бумаги. Пальто широкое, а ножки – тоненькие спички. И такой маленькой выглядела мама отсюда, сверху, такой одинокой и беззащитной, словно крохотная девочка – Дюймовочка – бежала по листьям, пряча от дождя лицо.

"Маленькая мама, маленькая!" – шепчет Маша, пораженная открывшейся тайной, самой главной тайной всех больших людей.

Дополнительная информация

Последнее изменение Понедельник, 09 мая 2016 22:38

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Template Settings

Color

For each color, the params below will give default values
Blue Cyan Green Orange

Body

Background Color
Text Color

Background

Patterns for Layout Style: Boxed
Layout Style
Select menu
Google Font
Body Font-size
Body Font-family